Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
23:20 

Закрыть и опустить на дно

...метафора – опасная вещь. С метафорами шутки плохи. Даже из единственной метафоры может родиться любовь
"- Нет ничего, что могло бы заменить мне тебя. Нельзя просто стереть из памяти и поставить на твое место другого человека. Понимаешь? Это значит, что потом кто-то будет приходить и уходить, а ты все будешь оставаться. Ты мне столько всего сказал(а), но, как ни крути, это конечное количество слов, конкретная цифра. И какое-то из этих слов будет последним. Самым последним. А потом ты зависнешь внутри меня неподвижной глыбой из ста тысяч слов. И сколько бы их ни было – этого все равно мало."

(с) цитирует себя

Я написала это когда-то очень давно, но только сейчас стала понимать, что имела ввиду.
Есть люди, которые останутся в нас навсегда чем-то окончательным. Люди, чьи истории для нас уже не будут иметь никакого продолжения. И эти истории заканчиваются не с последней встречей, телефонным звонком или сообщением в контакте. Нет, они могут продолжаться еще много месяцев после. Внутренними диалогами, снами, до боли знакомыми местами, песнями. Человек ушел, а история все тянется и тянется.

Но потом, однажды заканчивается, казалось бы, бесконечный внутренний диалог. Потому что все сказано.
Еще через немного перекраиваешь плей-лист, а через много возвращаешь по кусочкам старый и не вздрагиваешь каждый раз.

Но что-то совсем важное происходит в тот момент, когда ты разрешаешь себе просто вспоминать. Брать в руки, как старую затрепанную книжку. Разглядывать картинки и перечитывать любимые места. Пересматривать, как отрывки много раз уже пересмотренного фильма. И отрывки эти могут быть сколь угодно грустными или веселыми, не имеет значения, потому что книжку в любой момент можно закрыть и поставить на полку, а фильм выключить или перемотать к тому моменту, когда все счастливы. Уже или еще.

Все это напоминает мне последние кадры из Титаника. Затонувший корабль, на котором все, одновременно, мертвы и невероятно живы. На котором все продолжается и всегда будет продолжаться и повторяться. Все будет проживаться заново, снова и снова. Но это в твоем сегодняшнем дне ничего не меняет. Потому что жизнь, настоящая жизнь, она не на затонувших кораблях. Она на поверхности. Где штормы, штили, солнце, грозы и чайки кружат над прибрежными скалами. И обязательно чайки.

@музыка: Аквариум "Камни в холодной воде"

15:48 

Про ветер и камень

...метафора – опасная вещь. С метафорами шутки плохи. Даже из единственной метафоры может родиться любовь
Каждый мальчик хотя бы один раз в жизни должен сбежать из дома.
Даже если мальчику за 30 и дом - его собственный.
Нет, не удариться во все тяжкие, а изменить хоть что-то, пойти другим путем.
Чтобы знать, что та жизнь, которой он живет - его выбор, а не стечение обстоятельств.

Иначе мальчик все время будет сомневаться: а не клетка ли вокруг случайно.
Будет задаваться вопросом "как я сюда попал?".

Да, девочкам тоже это нужно. Но в значительно меньшей степени.
Потому что свойство женщины - прорастать и быть посредником. Быть на границе, уравновешивать.
Находить свой кусочек теплой земли, пускать в него корни, проводить в него солнечный свет, питать и радоваться.
Находить своего человека, прорастать в своего человека.
Находить свое дело...

А свойство мальчиков - идти вперед.
Прокладывать дорогу, вести за собой.
Свойство мальчиков - быть ветром, волком, камнем, за которым девочка может спрятать свой кусочек земли.
Быть и сильным, и подвижным.
Да, история Питера Пэна - грустная история.
Но история про мальчиков, которые выросли и все забыли, мальчиков, которые все знают, во всем уверены, но привязаны и не могут сдвинуться с места, еще печальнее.

21:37 

Идем со мной

...метафора – опасная вещь. С метафорами шутки плохи. Даже из единственной метафоры может родиться любовь
Идем со мной, побродим по улицам нашего города.

Найдем закоулки, в которых ни один из нас никогда не был - со старыми домиками и каменными стенами.

Пойдем. Поищем признаки весны, которая уже здесь, но еще практически незрима. Еще загадочна и тиха, а не смешлива и кокетлива.

Будем встречать только радостных людей со знакомыми лицами.

Ты возьмешь меня за руку и начнешь рассказывать свою историю. И будешь рассказывать ее много дней и ночей. И много следующих вёсен.

Идем, нам еще столько всего нужно сказать друг другу и столько минут провести в тишине, и столько всего увидеть друг у друга в глазах.

Нам с тобой для этой прогулки отмерено какое-то очень конкретное количество минут, дней и лет. И сколько бы ни было, нам этого все равно не хватит.

Давай поторопимся.
Давай найдемся.
И больше не отнимем у "нас" ни одного дня.

22:55 

Нить

...метафора – опасная вещь. С метафорами шутки плохи. Даже из единственной метафоры может родиться любовь
Я потеряла нить разговора.

Хорошо помню летнюю утреннюю пробежку, лучи солнца сквозь туман и отчетливую мысль - вот же он, Бог.
Я помню, как еще через полчаса подошла к открытому окну с чашкой кофе. И долго говорила.
Радовалась, что могу просто говорить в это дышащее, живое утро, в этот воздух, сотканный из воды, света и пения птиц.
Радовалась, что не нужно никаких доказательств. Ничего не нужно.
Пить кофе и разговаривать с Богом - что может быть более естественным?

А теперь тихо.
Нет, я и раньше не слышала ничего конкретного. Просто была частью целого. Частью чего-то большого.
Чего-то более мудрого, чем этот сумасшедший мир.
Всегда думала, что если Бог есть, то вряд ли мы способны его понять. И вряд ли у него для нас есть правила, сколько-нибудь отличные от тех, по которым живет все вокруг.

Я не устаю себя удивлять. Я преподношу себе все новые и новые сюрпризы. Как я могу понять Бога, если не устаю удивляться даже себе самой?
Иногда хочется во время утренней пробежки, щурясь от лучей восходящего солнца, подумать - вот же я. И увидеть себя от начала и до конца. Измениться уже в следующую секунду, но успеть зафиксировать предыдущую.

И еще мне кажется, что мой вечный поиск себя и мой вечный поиск Бога - это один и тот же поиск.

Я потеряла нить разговора с кем-то снаружи. Теперь разговор продолжается где-то внутри.

21:58 

Пластилин

...метафора – опасная вещь. С метафорами шутки плохи. Даже из единственной метафоры может родиться любовь
Сегодня приезжали родители. И уезжали тоже сегодня. А когда в один и тот же день сначала встречаешь, а потом провожаешь кого-то однозначно дорогого, мозг не совсем понимает, в какую сторону ему регулировать настроение и разрешает любое (наблюдение: если я ни разу не рассказала тебе о том, как всесилен и независим от сознания наш мозг, значит, с вероятностью 99%, мы с тобой не пили чай последний год точно, но, простите, не об этом).

Так вот. Настроение выбралось странное и не поддающееся односложному определению. Представь, что тебе одновременно грустно, потому что дома ждет только кошка (да простит меня Ася), смешно, потому что ветер балуется и наводит беспорядок в волосах, беспокойно, потому что все мы смертны, и радостно, потому что весна. Да, все сразу. В одном флаконе. Ты идешь по улице и все это одновременно чувствуешь, все это стучится внутри и просит выхода. Толи бежать, толи танцевать, толи плакать, толи лечь на землю и смотреть на небо (потому что иногда лечь на землю и смотреть на небо по силе выплеска эмоций вполне себе равно тому самому танцу, когда тебя никто не видит).

В этом случае (дабы не пугать людей экстравагантными мерами) нужно очень глубоко дышать. Чтобы было слышно, как воздух заполняет и покидает легкие, и казалось, что внутри - легочные качели. Раскачивание от вдоха к выдоху на фоне эмоционального потока концентрирует и собирает из тебя что-то цельное. И именно в такие моменты, когда ты - сила, одиночество, радость, растерянность, тревожность и равновесие в одном, именно тогда приходит ощущение, что возможно все. Вопрос только в правильно смешанных ингредиентах. Вопрос в пропорциях. И в том, насколько часто ты ошибаешься. Если редко, значит, редко пробуешь, значит, до правильной рецептуры можешь и не добраться. И спросить не у кого. Уникально, как отпечатки пальцев.

Человек - не есть ржавая, негнущаяся железка. Человек гибок. Или может быть гибок при желании и понимании. Может слепить из себя все, что посчитает нужным и правильным. Я для самой себя - не данность. Я - пластилин. И получаю ни с чем не сравнимое удовольствие, когда какая-нибудь деталька получается слепленной именно так, как мне виделось.

23:35 

Накануне

...метафора – опасная вещь. С метафорами шутки плохи. Даже из единственной метафоры может родиться любовь
А потом, окончательно запутавшись, останавливаюсь на очередном перекрестке и обнаруживаю себя среди "все возможно", "клетка только у тебя в голове", "ты прочитала достаточно - действуй". И все это, конечно, верно. И жаловаться уже совершенно бессмысленно - сама же сюда пришла. Но вот как получилось, что пришла именно сюда, все еще загадка.

Наконец-то переросла эту свою тягу к трагизму. Отчетливо понимаю, что счастье можно вырабатывать, а не ждать и не добывать из вне. Только выяснилось, что счастье - это, оказывается, пища для всего остального. А о том, что есть все остальное, только-только начинаю догадываться.

Прожила какое-то количество десятков лет и совершенно не понимаю, как успеть все, если двигаться с такой же скоростью. А из чего брать другую, пока не совсем понятно. Вернее даже так: скорость нужно брать из дела, которое действительно интересно. Хорошо. Где взять дело? Или дополнительную жизнь.

Многому научилась. Очень много о себе узнала. И теперь вопросов еще больше. Они другие. Они вообще в другой плоскости и из другой оперы, но ответов требуют также настойчиво.

И вот еще что. Сначала все по правилам: взрослеешь и учишься жить в большом и псевдосложном мире. Обнаруживаешь, что тебе не нравятся его правила. А дальше нужно выбирать. Или смириться, научиться радоваться маленьким радостям и сбегать из взрослого мира с его непонятными правилами в какие-нибудь собственноручно выстроенные закутки-отдушины. Или отмотать пленку обратно, отмыть себя от серьезного отношения к жизни и собственной персоне. И начать играть, на ходу выдумывая правила. А это ни разу не просто.

22:00 

Правильные желания

...метафора – опасная вещь. С метафорами шутки плохи. Даже из единственной метафоры может родиться любовь
Я хочу туфли. На шпильке. И чтобы было удобно. Чтобы не терли и не жали.
Я хочу идеальные туфли. Можно еще (в комплект) хотеть какое-нибудь вечернее платье, например, синее. Длинное и с открытой спиной. Но для меня и хотеть туфли на шпильке (и это среди зимы) - уже новость, поэтому не будем перебарщивать.

Что-то есть в этом девочковом настроении, когда хочется какую-то мелочь, которая не просто обувь, а исполненное желание. Когда хочется, чтобы красиво, легко и женственно.
Потому что кажется, что если есть исполненное желание и очень подходящие туфли, то обязательно найдется праздник, к которому можно все это приложить.

13:52 

Благодарность осени

...метафора – опасная вещь. С метафорами шутки плохи. Даже из единственной метафоры может родиться любовь
И настал-таки год, когда я благодарна осени. Погода, конечно, могла бы быть и помягче, но это такие мелочи. А осень выдалась чудесной. И тихой, и ясной до прозрачности, и светлой, и радостной. И много вопросов, но ответов-то, сколько ответов назрело, прямо горстями на ветках.
А еще это первая осень, когда с начала ноября я не жду весну. Зачем ждать весну, когда прямо сейчас и за предстоящую зиму может столько всего случиться?
Радуюсь, как ребенок. Радуюсь, потому что под всем этим многолетним хламом наконец-то начала видеть собственные очертания. И, черт возьми, мне нравится, то, что я вижу.

21:16 

Странные сны

...метафора – опасная вещь. С метафорами шутки плохи. Даже из единственной метафоры может родиться любовь
В разговорах с мамой я часто повторяю фразу "мне странный сон приснился...". Она смеется. Говорит, что на самом деле удивится, когда мне начнут сниться нормальные сны. И я все думаю, почему я их не записываю. Вдруг там что-то есть. Или когда-нибудь из них напишется книга. Вдруг.
И решила начать с этого. В первую очередь, из-за его противоречивости: мрачного содержания и светлого ощущения, которое он после себя оставил.

Конец лета или начало осени. Много солнца, очень тепло, но трава уже поблекла и почти высохла. Где-то недалеко озеро, хотя противоположного берега не видно. Я на острове. И приплыла сюда, видимо, на лодке. Где-то дальше - деревня, а не доходя до нее - церковь. Я иду по дорожке от церкви вместе со священником. Мы разговариваем. Вспоминаем что-то или пытаемся восстановить какие-то события. Скоро из земли и травы начинают выступать камни - это очень старое кладбище. Плит почти не видно, где-то лежат обломки памятников. Почти у самого края кладбища очертания нескольких надгробий. Мы останавливаемся.
Священник говорит: "Я похоронил вас здесь. Вместе. И тебя, как ты и просила."
И дальше выясняется или я вспоминаю, что был страшный пожар, в котором погибли люди. И я тоже там была. Но не погибла, а очень сильно обгорела. И попросила, чтобы меня не пытались спасти. И поэтому меня похоронили вместе со всеми.

На этом я проснулась.

Я понимаю, что ужас-ужас, нужно срочно в плед, пить молоко с корицей, смотреть добрые фильмы, гулять и думать о жизни (что я, собственно, и делаю). Но дело вот в чем.
Главное во сне было не то, что случилось когда-то. А именно то, что снилось. Главными были солнечный день, трава, священник, я - живая и сейчас. И эта возможность - быть живой после чего угодно. Уметь признать поражение и оставить пепел земле. И восставать из любого пепла. Возвращаться к себе прошлой только чтобы навестить и вспомнить, постоять у старого камня, а потом шагать по прогретой солнцем тропинке.
И для меня весь сон - про жизнь, свет и надежду.

05:32 

...метафора – опасная вещь. С метафорами шутки плохи. Даже из единственной метафоры может родиться любовь
И обещаешь себе, что вот так больше никогда и ни за что.
И очень надеешься, что сама же себя не подведешь.
Как будто внутри живет еще один человек, на которого не очень-то можно полагаться - предаст, словно ты ему никто.

22:08 

Ждите

...метафора – опасная вещь. С метафорами шутки плохи. Даже из единственной метафоры может родиться любовь
Это такое странное ощущение - слова, толпящиеся на входе.
Их много, они разные. Шумят, пытаются попасть внутрь, безобразничают, устают, отходят в сторонку покурить, чтобы не надышались какие-нибудь маленькие союзики. Невозможно предсказать, в какие предложения они сложатся.
А потому я временно их не пускаю, оставляю за порогом. Мне бы самой выкурить пару сигарет в тишине и сумраке. Собрать себя в целое. Но я не курю. А другого рецепта пока не придумалось.

Но просто выгнать этот ПокаЕщеНаборСлов куда-нибудь подальше я тоже не решаюсь. Присматриваюсь к ним из-за краешка занавески. А вдруг случилось чудо, вдруг среди них есть слова, из которых можно собрать то, что все объяснит. То, что сделает меня понятной другим, легкой и открытой, в конце концов. Вдруг какие-нибудь вылечат из меня эту бесконечно сбивающуюся косноязычную девочку, которая слишком много говорит ладонями и все пытается: "У меня там внутри, знаете... оно такое... понимаете... такое... не понимаете...".

Вдруг все меня переполняющее станет объяснимым.

17:17 

Города-побратимы

...метафора – опасная вещь. С метафорами шутки плохи. Даже из единственной метафоры может родиться любовь
Наверное, мы, как города-побратимы. Кто-то нас друг другу назначил, кто-то сказал нам, что мы друг у друга есть, и оставил жить дальше за сотни километров. И мы растем, стараемся, тянемся друг к другу новостроечными улицами. Тянемся, хотя "никогда" зависло между нами дорогами, облаками, селами и людьми.

И кто-нибудь однажды привозит мне твоей земли, рассыпает ее неизменно в очень символичном месте, а я впитываю ее, разбиваю на миллион частиц, пытаюсь наполниться ей, пропитаться. А потом не дышу, потом застываю всеми своими стенами, мостовыми, фонарями, скверами. И только боюсь, что вода и ветер заберут, развеют.

В этом странном мире столько одиночества, столько несбыточного, столько разлук и несостоявшихся встреч, что нужно очень много любви, чтобы компенсировать. Нужно очень много любви.

22:36 

Равновесие

...метафора – опасная вещь. С метафорами шутки плохи. Даже из единственной метафоры может родиться любовь
Наверное в этом что-то есть, когда мужчина, которого ты любишь, слаб, потому что любит тебя. Наверное, точно не знаю.
Но должно быть что-то совершенно инаковое в ощущении, что тебя не бросят не потому, что ты ведешь себя, как хорошая девочка, а потому что не могут.

Или в традиции, когда мужчина становится на колено, делая предложение. Выражая свою покоренность и ее силу.
Что-то есть вот в этом: я слаб, потому что это ты. Я слаб, потому моя жизнь связана с твоей. Я слаб, потому что, когда думаю о том, что ты можешь уйти, и я не смогу поцеловать тебя утром, взять тебя за руку, рассмешить, растить с тобой детей и стареть, у меня кружится голова.
Я мужчина, я сильный. Я защищу тебя, я буду оберегать тебя и заботиться о тебе. Но если ты позволишь мне быть рядом. Если ты мне все это позволишь.

И нет, дело здесь не во власти. Дело не в том, кто главный. Дело в возможности быть на равных. Потому что женщина всегда слабее. Женщина уязвимее.
Женщина стареет определеннее и безвозвратнее. Женщина рожает детей и становится дважды зависимой. Женщина менее склонна к изменам и все время вынуждена помнить о том, что мужчина более склонен, что у мужчины кризис среднего возраста, а седина добавляет ему шарма. Ей - нет. Ей - практически никогда.

И слабость - это обещание, аванс. Способ сделать страшное не страшным. Довериться. Способ создать хотя бы иллюзию того, что для кого-то твое счастье - самое важное.
Слабость мужчины - это возможность создать, пусть хрупкое, но равновесие.

Хотя бы сейчас.

А дальше как-нибудь справимся.

13:08 

О ласточках

...метафора – опасная вещь. С метафорами шутки плохи. Даже из единственной метафоры может родиться любовь
Они вела с ним непрерывный внутренний монолог, весь смысл которого сводился к "как ты мог". С разной интонацией: жалобной, просительной, гневной, печальной, обреченной, беспомощной. Иногда слабо сопротивлялась "нет, надо прекратить, я ж только усугубляю; он так навсегда останется внутри никогда не отвечающим". В дни, когда на сопротивление сил не было, еще утром Она думала "надо выговориться, когда-нибудь я все-таки скажу все и слова закончатся".
И однажды, когда Она возвращалась домой с очень долгой прогулки, так и случилось. Прямо в середине очередной внутренней фразы слова закончились.
Она остановилась на минуту, послушала, ничего не услышала, посмотрела в небо, подумала, что облака и ласточки нынче невероятно красивы и пошла жить.

23:36 

...метафора – опасная вещь. С метафорами шутки плохи. Даже из единственной метафоры может родиться любовь
Мы такие маленькие. Крохотный шарик с практически несуществующими людьми мчится бесцельно и по кругу.
Мы придумали правила, которые позволяют нам не убить друг друга. Мы придумали, что человек важен.
Мы обманули себя. Исходя из размеров Вселенной, нас скорее нет. Мы ничтожно малы.

И эта незначительности человека, а, значит, и его жизни, делает страх совершенно бесполезной вещью.
В нем нет никакого смысла. Что бы с тобой ни случилось, это неважно.
А посему - не бойся и будь счастлив. Думаю, этот выбор значительно лучше, чем любой другой.
А прелесть ничтожно малой величины и ничтожно малой значимости - ты можешь выбрать все, что хочешь.
Потому что твой выбор еще меньше, чем ты сам.

22:13 

Дикое

...метафора – опасная вещь. С метафорами шутки плохи. Даже из единственной метафоры может родиться любовь
Это то самое.
Когда очень нужно на край и кричать в голос. В лес и бежать сквозь тьму и колючки. Чтобы рвало горло, легкие, кожу. Чтобы душа вырвалась и неслась вперед, опережая твой крик.
Это когда ты заперт в городе, в квартире, в стенах. Когда бежать некуда, а кричать неприлично, потому что соседи. Когда мечешься в четырех. И кричишь не на волю, а внутрь. И крик эхом, мячиком для пин-понга скачет между стенками легких.
И тогда хоть иди пешком или автостопом. Ищи эту точку, этот обрыв, у которого можно выкричать из себя всех черных птиц. Хоть беги в степи, чтобы волк внутри почувствовал землю и помчался искать следы. И пусть не возвращается. У меня здесь клетка. Пусть не возвращается.

22:48 

В серое

...метафора – опасная вещь. С метафорами шутки плохи. Даже из единственной метафоры может родиться любовь
Поговори со мной.

Поговори со мной...

Посмотри, там стена изрисована красным и синим. Посмотри, цвет живой и теплый. Я могу погрузить в него пальцы и остаться. Не двигаться, не дышать. И цвет будет расти по рукам вверх. Пока не заберет меня всю.

Мир, пронзительный, теплый мир населен умирающей жизнью.
Я хочу умереть и стать цветом. Глубоким и бесконечным синим. Цветом, в который можно опускать руки, как в масло.

Давай выйдем из дома в свет. Возьмемся за руки и будем идти, пока не устанем. Пока счастье не станет осязаемым, реальным и безоговорочным. Мы будем нести это счастье между нашими ладонями. Согревать и согреваться.

Поговори со мной. Иначе разучусь разговаривать. Забуду, кто я. Забуду, кем я хотела быть. Умру в серое.

Поговори со мной.

22:52 

Видение

...метафора – опасная вещь. С метафорами шутки плохи. Даже из единственной метафоры может родиться любовь
Она бросает слова горстью. В небо летят то камни, то сухие цветы, то брызги.
Она отпускает слова так, будто умрет завтра - без малейшего сожаления.
Ее слова трудно произносимы, рисовать их проще. Но она не умеет.
Поэтому отпускает - разжимает руки. Летят вороны, листья и иногда тьма клочьями.

22:43 

Звездное небо

...метафора – опасная вещь. С метафорами шутки плохи. Даже из единственной метафоры может родиться любовь
И знаешь, нет.
Даже не так: знаешь ли, нет.
Всего этого, знаешь ли, со мной не случится.
Я не пепел. Я не зола. Я не тлен.
Я не вызженное поле и даже не сухоцветы.
Я не вчера.

Я, знаешь ли, свет.
Я тепло. Я запах каштанов.
Я пролески. Я роса. Я надежда.
Я вереск. Я небо. Я жажда жизни.

Я остановлюсь. Я останусь.

23:59 

Ветренно

...метафора – опасная вещь. С метафорами шутки плохи. Даже из единственной метафоры может родиться любовь
Туман, я в платье, у меня длинные черные волосы. Я стою на краю обрыва. Ветрено и холодно. Волосы от влаги стали тяжелыми. У меня бледная кожа. Я не думаю. Я только чувствую. Как серая равнодушная масса вторгается в каждую клетку моего тела, проходит сквозь и следует дальше.

Я маленькая девочка. В гольфах, зеленой юбке и смешной майке. У меня на голове бантик. Я обнимаю дерево и попутно отколупываю пальчиком окаменевшую смолу, выступающую на его ранках. И жду, когда потечет древесная тягучая янтарная кровь.

Я девушка у окна. У меня в руках кружка кофе. На ногах шерстяные носки. На теле только свитер грубой вязки. Я смотрю на осень, у меня рыжие нарисованные волосы. Я картинка. Меня закатали в пост.

Я моток боли. Я обрезала волосы. Она такие короткие, что на висках просвечивает кожа. Я стою на пороге парикмахерской. Там было тепло, а здесь мороз. Я чувствую себя голой. Я чувствую, как холод открывает дверь в мою голову и расставляет все по местам. Мне больно, но теперь не страшно.

Я девушка на опушке леса. В длинной белой льняной рубашке. Я умею медитировать в воздухе и не могу говорить. Там внутри, в деревьях путается белая паутина. Не туман, а как-будто все дышит. Это Бог. И он все обо мне знает.

У меня челка, сиреневая рубашка и комплекс отличницы. Я не хочу быть лучшей, я боюсь критики. Я хочу, чтобы меня не трогали. Все ночи перед экзаменами я рисую схемы, выискиваю опорные слова и выстраиваю логические цепочки. Я хочу превратить тексты в ток. Чтобы он тек по проводам, как только я нажму на кнопку.

Я глаза. Я смотрю вниз с 16 этажа. Я выбираю точку, которая остановит мое тело. Я рассматриваю себя сверху. Я вижу повязку на глазах. Чтобы они из меня не выпали от удара.

Я в цветастом сарафане и римских сандалиях. Я останавливаюсь посреди очередной площади и замираю под итальянским солнцем. Я чувствую, как сливаюсь с Римом, потому что все вокруг также, как и я, прогрето. Все принимает и излучает тепло.

Я влюблена. И не имеет значения, во что я одета, где я нахожусь и что вокруг. Я всего лишь стрелка, которая поворачивается следом за магнитом. Я всего лишь стрелка.

Я одинока и невесома. Я бессмысленна и прозрачна. Светла и весела. Я танцую посреди улицы по дороге к очередным выбранным качелям. Подставляю ладони солнцу и глажу старые камни. Я беззаботна, я одинока, но не дика. Спокойна.

Я иду по парку. Я смотрю на небо сквозь листья. Я счастлива. Я часть вселенной, часть создателя, часть замысла, который я никогда не смогу понять до конца.

С закрытыми глазами

главная